Почему Казань похожа на «лоскутное одеяло» и «город-винегрет»? Когда у города на Волге появятся живые набережные? Об этом и многом другом в интервью «АиФ-Казань» рассказал известный казанский архитектор, градостроитель Александр ДЕМБИЧ

АиФ-Казань: Александр Алексеевич, вы разработчик проекта обновления Адмиралтейской слободы. Эту территорию называют точкой роста Казани, новым «драйвером» развития города после Универсиады.

 

досье
Александр ДЕМБИЧ родился в Казани в 1950 г. Окончил КИСИ, завкафедрой градостроительства и планировки сельских населенных мест КГАСУ, профессор. Один из разработчиков Градостроительного устава, Генплана Казани. проекта детальной планировки центральной части Казани. Женат, есть сын.

 

 

Александ Дембич: Идея преобразовать эту территорию - к 300-летию основания Петром I корабельной верфи в Казани - возникла ещё в 2005-2006 годах.

 

Изначально предполагалось реанимировать слободу в ее исторических границах. Но на презентации концепции президент РТ Рустам Минниханов предложил эти границы расширить вплоть до Юдино, охватить территорию бывших артскладов (это около 500 га) и Порохового завода (примерно 420 га). То есть изменения ждут весь западный сектор Казани – от Адмиралтейки до границ Казани и Зеленодольского района.

Одно из главных преимуществ этой территории - обширная прибрежная зона. Плюс район может стать и новым центром жилищного строительства в условиях нехватки площадок для нового жилья. Только на территории артскладов можно возвести почти 2 млн кв м жилья. На территории Порохового завода, в случае его сноса – около 1, 5 млн «квадратов».

 

Мастер-план Адмиралтейской слободы /  Эскиз предоставлен А.Дембичем

Если учесть, что во всей Казани почти 22 млн. кв. м. жилья, то в Кировском районе, с учетом строительства района «Салават Купере», появится пятая часть всего жилого фонда Казани. Только на территории Адмиралтейской слободы население может возрасти до 18-20 тыс. человек, а сегодня там живет около 9 тысяч.

Кроме жилья здесь появится огромный парк (82 га), будет воссоздана Петровская верфь, откроется инновационный технопарк. Предлагается сформировать транспортно - пересадочный узел на стыке железной дороги и автомобильного транспорта, построить перехватывающие парковки.

Понятно, что освоить такую территорию за 5-10 лет невозможно, поэтому «реанимация» Адмиралтейской слободы пройдёт в несколько этапов: первый должен быть завершен к 2018 г.

 

на заметку
Казанское адмиралтейство стало вторым в России после Санкт-Петербургского. За сто с небольшим лет здесь было построено 400 торговых и военных судов. Верфь посетили три российских императора, в том числе и императрица Екатерина II, которая плыла по Волге на галере «Тверь», построенной в Казани.

 

АиФ-Казань: В чём самые большие сложности?

Александр Дембич: В концентрации и координации усилий разных служб, органов, городских и республиканских властей, интересов инвесторов, собственников земли.

Вот, например, есть идея использовать здесь локальные очистные сооружения, которые достаточно широко распространены во всём мире. Японские производители доказывают, что их устройства успешно решают эти проблемы в Китае и Индии, в Филиппинах, Малайзии, практически большинство стран Азии используют подобное оборудование.

А наш водоканал говорит: «Зачем это? Тут нужно насосную станцию построить, даже две, и коллектор новый, в который соберём всю канализацию не только с Адмиралтейки, но и с других частей Кировского района. Всё это мы перегоним в Отары, где городские очистные. Но на это нужно 6 млрд руб.».

 

Корабельная верфь Эскиз предоставлен А.Дембичем

Думаю, что строительство локальных очистных сооружений обойдётся городу дешевле раза в три. Но серьезно сравнивать, прорабатывать этот вопрос у нас некому. Организаций научно – обоснованно занимающихся территориальным развитием у нас нет. Водоканал в появлении прямых конкурентов не заинтересован, им проще решить свою задачу уже известными способами.

Беда в том, что в Казани нет специального органа, который координировал бы все эти работы.

АиФ-Казань: Разве этим не должны заниматься главный архитектор, Градостроительный совет?

Александр Дембич: По идее, должны. Но я довольно сдержанно оцениваю работу нашего Градостроительного совета. В преддверии Универсиады в Градсовет ввели специалистов из минкультуры РТ, архитекторов-реставраторов, занимавшихся городской средой, и он постепенно стал превращаться в архитектурно-художественный.

Но градостроительство – другая сфера. К сожалению, в Казани специалистов в этой области всего два-три человека. И даже они не умеют прогнозировать, не видят, как сделать проект актуальным, востребованным.

Многие проекты градостроительные лежат на полках, потому что в них только зафиксировано состояние среды и прописаны ограничения. Но нормы, как правило, всегда отстают от реалий. Если их не нарушать, прогресса не будет. В итоге, инвестор, изучив эти проекты, не знает, что ему дальше делать.

Нехватка градостроителей – страшная опасность не только Казани, но и всей страны. По подсчетам Национальной гильдии градостроителей РФ в стране необходимо еще 25-30 тысяч градостроителей.

Новое направление – градостроительство, «Минобразование РФ открыло только в 2008 году. Казань и Самара первыми в России набрали абитуриентов. У нас было два выпуска бакалавров – в общей сложности 25 человек. Вот и весь наш кадровый ресурс. Но, чтобы стать специалистами, им надо, как минимум, лет 10 практиковаться.

 

Генплан Казани - схема западного сектора Эскиз предоставлен А.Дембичем

Без мёртвых зон

АиФ-Казань: А может быть, градостроители нам и не нужны? Зачастую они сами о начале того или иного проекта в городе узнают пост-фактум.

Александр Дембич То, что мы живём в рамках ручного управления развитием территорий, с одной стороны, очень выгодно. Можно без оглядки принимать решения и, вроде бы, не отвечать за них. А, с другой, куда ни глянь, у нас очень много проколов.

Что, например, происходит с казанскими набережными? Их у нас нет! Потому что принимались волевые решения, и на территориях, примыкающих к набережным, чего только не строили. Но нормальных набережных не создали. Они появляются, когда есть дороги, по которым к ним можно подъехать и когда возле набережных строится много жилья.

На Самарской набережной, например, (она была создана ещё в советское время), жизнь кипит с утра до позднего вечера.

В 7 утра десятки, а то и сотни людей, которые живут неподалёку, бегают там в трико, кроссовках. Через час-два выходят мамы, бабушки с колясками. В середине дня на набережную высыпают школьники из близлежащих школ. Они стреляют в тирах, едят мороженое, на качелях качаются. В конце рабочего дня все спортплощадки заполняются взрослыми мужчинами, которые после работы приходят поиграть в футбол, городки. Чуть позже начинают загораться огни ресторанов, кафе, появляются прогуливающиеся пары.

У нас оживить набережные пытались много раз.

Ну, поставили один ресторан между Кировской и Ленинской дамбой вдоль цирка – и что? Всё равно набережная мёртвая, никого там нет!

АиФ-Казань: Недавно презентовали новый проект благоустройства набережной между Миллениумом и Ленинской дамбой.

Александр Дембич: Жилья там нет! Это мёртвая зона. Пока на этой набережной размещают только общественные объекты, она не будет живой. Ну, придут в каждый ресторан по 30 посетителей – вот и всё. Там нужен хороший жилой комплекс тысяч на 10 человек.

Ни на одной набережной Казани нет жилья. Может быть, оно появится на участке между Миллениумом и Ленинской дамбой – такая попытка там делается. Но и туда начинает пробиваться всё больше офисов. Это очень опасно для всего центра.

Если на рубеже 2000-2001 годов у нас было порядка 40-50 тыс. рабочих мест на территории Бауманского и Вахитовского районов, то сегодня их там почти 180 тыс.

В центре Казани, как в Лондонском Сити, в центре Вены, в Нью-Йорке, всё больше мёртвых зон, которые в вечернее время пустынны.

Места приложения труда перетекают из промзон в центр. Они стягивают к себе большие потоки машин, а улицы вокруг пустые.

Казань должна быть полицентричной, надо создавать несколько таких узлов, как Москва-Сити, формировать предпосылки для их возникновения в подходящих для этого местах на некотором удалении от центра, давать приоритеты тем девелоперам, которые готовы этим заниматься. И тогда мы растащим из центра и транспорт, и рабочие места. Подтолкнём другие территории Казани к совершенно новой жизни, новому развитию. А то в центре сейчас относительно активно, а периферия мёртвая. Это ненормально для такого города, как Казань.

 

Жилой комплекс «Песчаный мыс» Эскиз предоставлен А.Дембичем

Офисы, торговые объекты надо растаскивать в эти ядра. А в центре - развивать жильё. Первые этажи отдавать под мелкие бутики, розничную торговлю. Это привлекает посетителей, оживляет улицы.

АиФ-Казань: С чего всё-таки начать?

 

Александр Дембич: Нужен кардинальный пересмотр правил землепользования и застройки. Это самый главный местный закон, по которому живёт весь город. А у нас до сих пор действуют правила землепользования и застройки, написанные в 90-е, когда была совсем другая ментальная, правовая среда. Их давно надо кардинально переработать.

 

Все наши правила землепользования и застройки на самом деле написаны по американскому образцу и с участием американских специалистов. В 90-е они через свои фонды развития помогли разработать эти нормы крупным российским городам. Казань была первым городом-миллионником, который утвердил – в 1998 г. - свои правила землепользования и застройки.

Второе – нужна корректировка Генплана, разработанного в 2007 году. По сути дела, им никто им не пользуется.

Он должен опираться на серьёзно проработанную социально-экономическую стратегию. А в стратегии нашего Генплана, например, главным фактором роста названо развитие авиапромышленности. Но никакого роста в этой сфере мы не получили.

АиФ-Казань: В Генплане говорится о выводе предприятий из центра города. Когда это наконец случится?

Александр Дембич: Разукрупнение и перепрофилирование промзон, которые есть в центре и вокруг него, идёт, но очень медленно. На этих территориях «сидят» десятки разных собственников. Чтобы эти территории развивать, надо, как в других городах и странах, создавать территориальные корпорации, объединяющих собственников. Чтобы они находили общие приемлемые решения, собирали бы деньги, за счёт которых будут развиваться эти территории. В Москве именно так сейчас и поступили, создав для этого специальную административную структуру.

Самое главное – централизовать интересы и намерения собственников на этой территории, добиться эффекта синергии.

 

Транспортно-пересадочный узел в районе ТЦ «Адмирал» и остановочной железнодорожной платформы  Эскиз предоставлен А.Дембичем

Мода или стиль?

 

АиФ-Казань. Какая архитектура сегодня востребована в Казани? Судя по зданиям в центре, в моде шпилемания?

 

- Это отзвуки конца 90-х, начала 2000-х годов. Ведь процесс строительства - от начала разработки эскиза до реализации объекта - обычно занимает, как минимум, три-четыре года, а то и лет 10. Сейчас уже совсем другая архитектура в моде.

У неё нет определённого стиля, но она вся строится на основе так называемых фрактальных* ритмов. Асимметричная, часто цветная, со сложным ритмом повторяющихся элементов, причём они повторяются со сложной закономерностью. В Казани пока нет ярких образцов такой архитектуры, они только начинают появляться.

АиФ-Казань: Комплекс «Кристалл» на Гоголя – Маяковского построен в русле этих тенденций. На мой взгляд, он совсем не украшает город.

Александр Дембич: Этот комплекс проектировали молодые московские архитекторы, очень толковые ребята. Это их первый крупный объект. На мой взгляд, они не попали с цветом – здание получилось мрачноватым. И конечно, оно не там стоит. Расположено на обозреваемом со всех сторон месте, где просится более сдержанный объект. Вот тут была градостроительная ошибка авторов проекта. Но они и не градостроители…

Комплекс «Кристалл» на Гоголя – Маяковского Фото: ПСО Казань / фотография с официального сайта

Думаю, удачнее было бы поместить этот комплекс в плотную городскую среду, чтобы он не был виден полностью с больших расстояний и не воспринимался бы неким сундукообразным силуэтом.

В Москве подобных зданий построено много. Но не на больших площадках, которые воспринимаются с больших расстояний, а в тесных улицах, узких переулках, дворах, когда человек в движении видит какие-то фрагменты здания, а не воспринимает здание целиком.

*состоящий из частей, фрагментов, каждый из которых подобен всей фигуре в целом.

2001
год основания

25
сотрудников

584
клиента
1465
проектов

Наш новый адрес: Достоевского д.8

Яндекс.Метрика JSN Medis template designed by JoomlaShine.com